ISSN 250-3585 peer-reviewed open access journal
|
RUS | ENG
О ЖУРНАЛЕ РЕДАКЦИЯ ЭТИКА АВТОРАМ РЕЦЕНЗЕНТАМ КОНТАКТЫ
N 3 (18) 2019
Новый журнал
1
N 2 (17) 2019
Новый журнал
2
Выпуски журнала
Педагогические науки
Философия современного образования и эпистемологический анархизм П. Фейерабенда

Баксанский О. Е.

УДК: 37.01
BBK: 87:74
Статья получена: 14.01.2017 Статья принята к печати: 24.02.2017
Финансирование:

 

Статья выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант № 15-03-00034.

АННОТАЦИЯ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ЛИТЕРАТУРА ОБ АВТОРАХ

 

В настоящее время происходят кардинальные изменения в современной научной картине мира, которые настоятельно требует пересмотреть существующее мировоззрение и, прежде всего, его социально-гуманитарную составляющую. В этой связи возникает вновь появляется интерес к методологическому наследию П. Фейерабенда, который позволяет по новому взглянуть на современные проблемы научного познания.

Ключевые слова:

 

Методология познания, эпистемологический анархизм, конвергентный подход, современные когнитивные технологии познания.

 

В настоящее время происходят кардинальные изменения в современной научной картине мира, которые настоятельно требует пересмотреть существующее мировоззрение и, прежде всего, его социально-гуманитарную составляющую. 

 

Научное познание возникло из необходимости создать целостную картину окружающего мира. Именно из холистической концепции природы исходил родоначальник современной физики Исаак Ньютон, хотя дисциплинарная структура научного знания берет свое начало еще в Античности и продолжается вплоть до наших дней. 

 

Однако изучение разноаспектной реальности привело к тому, что вместо целостной картины мира наука получила своеобразную мозаику с разной степенью полноты изученных и понятых явлений за счет вычленения модельных сегментов природы, доступных анализу. Желая познать мир более глубоко, выявить фундаментальные законы, лежащие в основе мироздания, человек был вынужден сегментировать природу, создать дисциплинарные границы.

 

Следствием этого явилась узкая специализация науки и образования, что, в свою очередь определило отраслевой принцип организации экономики и производства.

 

Последующее развитие цивилизации с необходимостью потребовало возникновения сначала интегрированных межотраслевых технологий, а в настоящее время - надотраслевых технологий, примерами которых являются информационные и нанотехнологии (манипулирование атомами). При этом последние представляют собой единый фундамент для развития всех отраслей новой наукоемкой технологии постиндустриального – информационного – общества, первый надотраслевой приоритет развития. Нанотехноогии – это базовый приоритет для всех существующих отраслей, которые изменят и сами информационные технологии. В этом заключается синергизм новой системы, что возвращает нас к цельной картине естествознания. Можно сказать, что сегодня у ученых есть некий набор пазлов, из которых надо вновь собрать целостный неделимый мир.

 

Последние привели к изменению исследовательской парадигмы: если ранее научное познание носило аналитический характер («сверху вниз»), то теперь оно перешло на синтетический уровень («снизу вверх»), что потребовало отказа от узкой специализации и перехода созданию различных материалов и систем на атомно-молекулярном уровне.

 

Важнейшими чертами современного этапа развития научной сферы являются:

•    переход к наноразмеру (технологии атомно-молекулярного конструирования);
•    междисциплинарность научных исследований;
•    сближение органического (живой природы) и неорганического (металлы, полупроводники и т.д.) миров. 

 

Цивилизация прошла путь от макротехнологий (дом, машина), где измерения производились линейками или рулетками, через микротехнологий (полупроводники, интегральные схемы), где в качестве измерительных приборов уже использовались оптические методы, до нанотехнологий, где для измерений нужны уже рентгеновские установки, ибо оптические методы достигли границ своей применимости.

 

Можно сказать, что нанотехнологии представляют собой методологию современного научного познания, ее рабочий инструмент, ведущий к принципиальному стиранию междисциплинарных границ. Более того, это именно методология создания новых материалов, а не «одна из» множества других существующих технологий. Иными словами, если современная физика  является сегодня методологией холистического понимания природы, математика аппаратом (языком) этого понимания, то конвергентные технологии являются инструментом этого аппарата, с одной стороны, а, с другой, - основой промышленного производства и системы образования (философия образования).

 

Именно конвергентные технологии, являясь материальным плацдармом конвергентного подхода, исходя из нанотехнологической методологии, изменили парадигму познания с аналитической на синтетическую, породив современные промышленные технологии, обеспечившие стирание узких междисциплинарных границ. 

 

Существовавшие ранее технологии создавались под нужды человека, под его запросы и потребности, а существующие сейчас технологии (например, те же надотраслевые - информационные  и нанотехнологии) оказываюстя в состоянии изменить самого человека, чего не было в прошлом. Об этом много рассуждает М.Кастельс в контексте информационной эпохи. Более того, все чаще антропологи отмечают прямое влияние технологий на эволюцию человека как биологического вида.

 

Таким образом, NBICS-конвергенция порождает множество очень серьезных мировоззренческих проблем. Если начало ХХ века ознаменовалось известным тезисом о неисчерпаемости электрона, то начало ХХI века знаменуется тезисами о диалектической неисчерпаемости человеческого мозга и принципиальной возможности воспроизводства живого. При этом следует иметь в виду, что эти установки следует понимать не в буквальном смысле, а с точки зрения асимптотического приближения, хорошо известного математиками и физикам.

 

Сегодня в когнитивной науке получила широкое распространение компьютерная метафора функционирования мозга. Но это очень приближенная модель: действительно, компьютер – это числовая алгоритмическая система, а мозг принципиально неалгоритмичен (во всяком случае все многочисленные попытки ученых найти или хотя бы описать эти алгоритмы не дали результатов). К тому же, мозг работает с психическими образами при обработке информации, то есть является аналоговой системой. Вместе с тем не стоит забывать, что информация всегда имеет материальный носитель, без и вне которого она не может существовать.

 

Научная картина мира требует возвращения к натурфилософии (философии природы), с которой 300 лет назад начинал Ньютон, органично включающую в себя естественные  и гуманитарные науки. И необходимым инструментом для решения данной задачи являются конвергентные NBICS-технологии.

 

При этом постоянно следует иметь в виду, что NBICS-конвергенция помимо позитивных аспектов может таить в себе и большое количество угроз и социально-экономических рисков. Определение ключевых факторов риска в значительной степени зависит от перспектив, которые открываются, и от области применения и приложения. Поэтому следует уделять внимание и различным аспектам обеспечения безопасности. Можно указать следующие риски:

•    опасность для окружающей среды в связи с высвобождением в нее наночастиц;
•    вопросы безопасности, связанные с воздействием наночастиц на производителей  потребителей нанопродуктов;
•    политические риски, связанные с воздействием, которое могут оказывать нанотехнологии на экономическое развитие стран и регионов;
•    футуристические риски, такие как возможное вмешательство в природу человека и гипотетическая возможность самовоспроизводства наномашин;
•    деловые риски, связанные с рынком продуктов, содержащих нанотехнологические разработки;
•    риски, связанные с защитой интеллектуальной собственности.

 

В этой связи возникает вновь появляется интерес к методологическому наследию П. Фейерабенда (1924-1994), который позволяет по новому взглянуть на современные проблемы научного познания.

 

По-своему переосмысляет роль рационального и абстрактного начал Фейерабенд при рассмотрении эволюции научных представлений. Так, коперниканство порой шло вразрез с «диктатом разума» и удалялось как от «тирании тяжеловесных теоретических систем», так и от «тирании деспотических систем мышления». Парадоксальным, на первый взгляд, образом предпосылками научного развития и прогресса являются «отклонения и ошибки», «хаотичность», «расплывчатость» теории в ее зародыше, а чрезмерная рационализация знания приводит, по мысли философа, к конечному результату уничтожения науки: «даже в науке разум не может и не должен быть всевластным и должен подчас оттесняться или устраняться в пользу других побуждений». Более того, заявляет ученый, «без «хаоса» нет познания. Без частого отказа от разума нет прогресса» [8; 450].

 

Критика логического эмпиризма составила основную сторону деятельности ученого в конце 1950-х – начале 1960-х гг. Он подвергал сомнению принцип инвариантности значений терминов, входящих в различные научные теории, как и принцип логической выводимости теории-предшественницы из теории-преемницы, поскольку контекст теории определяет значения научных терминов. Сменяющиеся в процессе конкурентной борьбы теории «несоизмеримы»: не имеют, по мысли философа, ни общей терминологии, ни общего «эмпирического базиса». Отсутствие прочных логических связей, «методологический анархизм» альтернативных концепций приводили Фейерабенда к новому пониманию научной рациональности. 

 

Научный историзм видится ученому как процесс непрерывной смены различных наукоучений, научных традиций и школ. Он отдает предпочтение точки зрения, согласно которой не существует некоего эталона знаний, «подлинно научного» подхода, «строго рационального» метода. Для него все теории имеют право на существования, тем более что в процессе конкуренции выкристаллизовываются истинные научные доктрины, наиболее устойчивые из них. Поэтому принципом науки Фейерабенд избирает емкое словосочетание: «Anything goes» - полезно все, что приводит к успеху.  

 

Гносеологические принципы Фейерабенда оказали значительное влияние не только на развитие философии науки, но и дали дополнительный стимул для развития специальных дисциплин, которые обладают специфическим предметом познания. Это прежде всего относится к таким гуманитарным дисциплинам, как история литературы, теория литературы, текстология, герменевтика, лингвостилистика и др.

 

Конвергентные NBICS-технологии, давая человечеству шанс избежать ресурсного коллапса путём создания «природоподобной» технологической сферы, определяют, вместе с тем, принципиально новые угрозы и вызовы глобального характера.

 

Эти угрозы связаны с самим характером конвергентных NBICS-технологий, обеспечивающих возможность технологического воспроизведения систем и процессов живой природы. С точки зрения специальных применений это открывает перспективу целенаправленного вмешательства в жизнедеятельность природных объектов и, прежде всего, человека.

 

Конвергентные технологии открывают огромные потенциальные возможности и перспективы для человечества, но они же могут оказаться и ящиком Пандоры. Возможно, это лучший тест на разумность вида homo sapiens.

 

Таким образом, в конце ХХ – начале ХХI веков в естествознании  складывается качественно новый  тип научной картины мира, который. Развитие производительных сил до уровня пятого и шестого технологических укладов привело к значительному росту теоретической и материально-предметной активности субъекта. Роль науки  в обществе продолжает возрастать, она все в большей мере выступает  непосредственной производительной силой и интегративной основой всех сфер общественной жизни на всех ее уровнях. Как никогда ранее сблизились наука и техника, фундаментальные и прикладные науки, науки естественные и социально-гуманитарные (на фоне возрастания роли человеческого фактора во всех формах деятельности). Выделяются совершенно новые  типы объектов научного познания. Они характеризуются сложностью организации, открытостью, саморегулированием, уникальностью, а также историзмом,  саморазвитием, необратимостью процессов, способностью изменять свою структуру и т.п. 

 

В современной науке предметная активность субъекта достигла такого уровня, когда появились исключительные возможности  созидания новой сферы материальной культуры  на основе атомно-молекулярного конструирования искусственных, целенаправленно созданных человеком материальных вещественных образований с принципиально новыми, заданными свойствами. Современные нано- и биотехнологии размывают  границы между практической и познавательной деятельностью, познание объекта становится возможным только в результате его предметно–деятельного преобразования. По сути, идет процесс формирования материальной культуры в совершенно новом качестве. Налицо тенденция замены узкой специализации междисциплинарностью, что в свою очередь ведет уже к трансдисциплинарной интеграции. 

 

В современной науке   аналитический подход к познанию структуры материи окончательно сменился синтетическим. Анализ и синтез по своей сути не только дополняют, но  и взаимно обусловливают друг друга, трансформируются один в другой. Разумеется, в дальнейшем путь анализа никуда не исчезнет, но он перестанет быть главным приоритетом, скорее, отойдет на второй план в векторе развития науки.

 

Все это влечет за собой качественные изменения характера «внутреннего» и «внешнего» единства науки. Идеал аксиоматическо-дедуктивной системы как форма  организации «внутреннего единства» науки сменяется идеалом поливариантной теории -  построение  конкурирующих теоретических описаний, основанных на методах аппроксимации, компьютерных программах и т.д. В частности, это вызвано потребностями разработки способов описания (объяснения) состояний развивающегося объекта, которые должны включать в себя  построение сценариев возможных многовариантных линий изменяющихся состояний  объекта. Особенно когда объектом является развивающаяся система, существующая лишь в одном экземпляре (Вселенная, биосфера, социум и др.). Здесь главная сложность в том, что, во-первых, нет возможности воспроизводить первоначальные состояния такого объекта, а, во-вторых, в данное время нет возможности воспроизвести его будущие состояния. В таком случае  концептуальные обобщения эмпирических данных  проецируются на множественные теоретические модели вероятностных линий эволюции объекта. 

 

Сама общенаучная картина мира начинает все в большей мере соединяет принципы системности и эволюции, и базируется на идее универсального эволюционизма. Это позволяет ей через установление преемственных связей между неорганическим миром, живой природой и социумом устранить исторически  сложившееся в познании противопоставление естественнонаучной и социальной научной картин мира, усилить интегративные связи отдельных наук, специальных картин мира, представить их как фрагменты единой общенаучной картины мира. На уровне философских оснований система постнеклассической науки интегрируется, прежде всего, категориальным аппаратом, теоретически отражающим проблематику социокультурной обусловленности познания, включая сюда проблему мировоззренческих  и социально-этических регулятивов постнеклассической науки. 

 

Все эти интегративные многоуровневые процессы позволяют  говорить о новом типе интеграции в системе постнеклассической науки. Все эти интегративные многоуровневые процессы позволяют говорить о новом типе интеграции в системе постнеклассической науки. «Внутреннее» и «внешнее» единство науки сливаются в некий единый когнитивно-ценностный  комплекс требований к познавательному процессу. Единство науки приобретает качественно новый характер, который  получил название  конвергенцией наук.

 

К характеристикам конвергентного единства могут быть отнесены также следующие черты современной науки. 

 

Во-первых,  доминирование  междисциплинарных исследований, которые берут на себя интегративные функции по отношению к отдельным наукам (примерами могут служить теория систем, теория управления и т.д.). На этой основе происходит сближение отдельных наук, способов познания. Интеграция носит не просто междисциплинарный, а трансдисциплинарный характер.

 

Во-вторых, растет само многообразие интегративных процессов; иначе говоря, происходит их дифференциация, т.е. интеграция дифференцируется.

 

В-третьих, сама дифференциация становится все в большей мере моментом интеграции, приобретает все более явно выраженную интегративную направленность, выступает как закономерный, функциональный момент процесса самоорганизации и самоструктурирования науки. Иначе говоря, дифференциация из особого направления эволюции науки становится  частью доминирующего в ней интеграционного процесса. 

 

В-четвертых, в результате, интеграция как движение к целостности направлена не противоположно дифференциации, а включает ее в себя как часть, как один из необходимых аспектов общего процесса развития системы. Другими словами, отдельные процессы дифференциации и интеграции сливаются в единый интегрально-дифференциальный синтез.

 

Яркой иллюстрацией конвергентных процессов является новейшее направление развития науки, связанные с нано, био, инфо, когнитивными (NBIC)  науками и технологиями. Именно  нанотехнологии (в виде технологий атомно-молекулярного конструирования материалов с качественно  новыми свойствами «под заказ») созидают фундамент и принципиально нового технологического уклада, и принципиально нового уровня организации науки и научных технологий. Внутренняя логика развития нанотехнологий нацелена на объединение    множества узкоспециализированных наук в единую систему  современного научного познания. Базой такого объединения является не только знание атомарного устройства мира, но и способность человека целенаправленно им манипулировать, конструируя немыслимые ранее материалы. Все это, на наш взгляд, дает основания утверждать, что новейшая «нанотехнологическая революция» является выражением глубинной закономерности  возрастания роли субъекта в теоретическом и практическом освоении человеком мира. Развитие науки  достигло такого технологического уровня, когда стало возможным  не просто моделировать, а адекватно воспроизводить системы и процессы живой природы  с помощью конвергентных нано-, био-, инфо-, когнитивных науки и технологии  (NBIC-технологии). Двигаясь по пути синтеза «природоподобных» систем и процессов, человечество рано, или поздно, подойдет к созданию антропоморфных технических систем, высокоорганизованных «копий живого». 

 

Новая научная картина мира складывается в естествознании  ХХI в. –  
•    аналитической подход к познанию структуры материи сменился синтетическим, доминируют  междисциплинарные исследования, растет их многообразие; 
•    они берут на себя интегративные функции по отношению к отдельным  наукам; сближаются науки об органической и неорганической природе, интеграция наук приобретает трансдисциплинарный характер; 
•    дифференциация из особого направления эволюции науки становится  моментом доминирующего в ней интеграционного процесса; 
•    процессы дифференциации и интеграции сливаются в единый интегрально-дифференциальный синтез; усиливается взаимодействие между внешними внутренним единством науки, они часто становятся неразличимыми. Такая парадигма научного знания может быть названа конвергентной1. И она очень созвучна тем базовым принципам, о которых говорил П.Фейрабенд, неоцененный современниками.

 

 


1См.: Roco M.C., Bainbridge W.S. Converging technologies for improving human performance:  nanotechnology, biotechnology, information technology and cognitive science. Dordrecht. 2003. 488 p.;  Ковальчук М.В. Наука и жизнь: моя конвергенция. М.2011, Т.1 304 с.

 

1.    http://www.transhumanism-russia.ru/content/view/498/116/ednref1 - Roco M., Bainbridge W . (eds) . Converging Technologies for Improving Human Performance: Nanotechnology, Biotechnology, Information Technology and Cognitive Science. Arlington , 2004.

2.    Баксанский О.Е. Когнитивные репрезентации: обыденные, социальные, научные, М., 2009.

3.    Баксанский О.Е. Физики и математики: анализ основания взаимоотношения, М., 2009. 

4.    Баксанский О.Е., Гнатик Е.Н., Кучер Е.Н. Естествознание: современные когнитивные концепции, М., 2008.

5.    Баксанский О.Е., Гнатик Е.Н., Кучер Е.Н. Нанотехнологии. Биомедицина. Философия образования. В зеркале междисциплинарного контекста, М., 2010.

6.    Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Когнитивно-синергетическая парадигма НЛП: от познания к действию, М., 2005.

7.    Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Когнитивный образ мира: пролегомены к философии образования, М., 2010.

8.    Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. 

9.    Философия и методология науки. Под ред. В.И. Купцова. М., 1996.
 

Сведения об авторах
Баксанский О. Е.,
ФГБУН Институт философии РАН профессор РАН, ведущий научный сотрудник obucks@mail.ru г. Москва, ул. Гончарная, д.12, стр.1., 109240, Российская Федерация доктор философских наук профессор