ISSN 250-3585 peer-reviewed open access journal
|
RUS | ENG
О ЖУРНАЛЕ РЕДАКЦИЯ ЭТИКА АВТОРАМ РЕЦЕНЗЕНТАМ КОНТАКТЫ
N 3 (18) 2019
Новый журнал
1
N 2 (17) 2019
Новый журнал
2
Выпуски журнала
Психологические науки
Динамика ролевой структуры коммуникативного поведения подростков в социальных сетях

Хахутадзе Н. М., Самосват О. И., Марадзе Л. М.

УДК: 159.943-053.6:004.7
BBK: 88.415
Статья получена: 20.12.2016 Статья принята к печати: 24.02.2017
АННОТАЦИЯ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ЛИТЕРАТУРА ОБ АВТОРАХ

 

В данной статье рассмотрена проблема изучения динамики ролевой структуры коммуникативного поведения подростков в социальных сетях, установлены особенности ролевой структуры коммуникативного поведения подростков в социальных сетях в динамике за 2014 - 2016 год, установлены особенности статусной структуры социальных ролей подростков в социальных сетях в динамике за 2014 - 2016год. Исследование проводилось на базе интернет ресурсов (ВКонтакте, Twitter, Facebook, ask.fm, Instagram). Общий объем эмпирической выборки составил 171 человек. В качестве методики исследования, был выбран тест «Кто я?» Куна М. и МакПартленда Т. (модификация Румянцевой Т.В.).

 

Установлено, что подростки в социальных сетях реализует социальные роли из тех же областей ролевой идентификации, что и в не опосредованной реальности. Это свидетельствует о том, что в социальных сетях подросток реализует социальные роли не реализованные в не опосредованной реальности, чтобы удовлетворить свои социальные потребности в общении, одобрении, деятельности.

Ключевые слова:

 

Социальные сети, коммуникативное поведение,подростки, ролевая структура, статусная структура.

 

На данный момент на планете Земля проживает около 7 миллиардов людей, из них социальными сетями пользуются около 3 миллиардов (43% населения планеты), и это число с каждым годом продолжает увеличиваться [4]. Двадцать лет назад социальных сетей еще не существовало, они начали приобретать свою популярность лишь в начале 2000 года. В России социальными сетями пользуются около 80 миллионов человек (46% населения страны) [5]. В мире насчитывают порядка 350 социальных сетей, из них в России используется 23 социальные сети. Во всем многообразии социальных сетей, выделяют 10 самых популярных социальных сети в мире: Facebook, Twitter, YouTube, Qzone, Weibo,Google+, LinkedIn, Renren, Instagram, ВКонтакте.

 

Основную массу пользователей социальных сетей составляют молодые люди в возрасте до 25 лет (28% - 12-17 лет, 36% - 18-25 лет, 36% - иные возрастные группы) [5].

 

Несмотря на одновременное присутствие в социальных сетях представителей различных возрастных групп, они не объединены в одну общую группу по признаку принадлежности к одному и тому же ресурсу. В социальных сетях, также как и в не опосредованной реальности, существуют группы, они формируются на основе определенных признаков. В них проявляются социальные и психологические роли, представлена иерархия, формируется своя субкультура.

 

Социальная сеть – это иерархическая система, в ней есть высоко статусные и низко статусные социальные роли. Ролевая структура социальных сетей существенно отличается от ролевой структуры не опосредованной реальности [3]. Ролевая структура социальных сетей представлена ограниченным числом социальных ролей: подписчик, друг, администратор, редактор, блогер, ютубер, фикрайтер, и т.п. Согласно иерархии социальных сетей, наиболее значимые социальные роли социальных сетей: ютубер, блогер, администратор; не значимые: подписчик. Низкий статус роли «подписчик» определяется тем, что она доступна любому пользователю зарегистрированному в социальных сетях, в отличии от роли «друга», которая требует ответной подписки от запрашиваемого пользователя. Высокий статус ролей – ютубер, блогер и администратор, определяется тем, что для достижения этой роли необходимо приложить усилия, создать и наполнить определенный контент, привлечь и удержать большое количество подписчиков, получить от них отзыв в виде лайка, репоста или комментария.

 

Подростки, ориентированные на получение социального одобрения в социальных сетях в виде лайков, репостов и комментарий [3], проявляют большую активность в высоко статусных социальных ролях социальных сетей.

 

Цель исследования – выявление особенностей социальных ролей подростков в социальных сетях.
 

Объект исследования – коммуникативное поведение подростков в социальных сетях.
 

Предмет исследования – динамика ролевой структуры коммуникативного поведения подростков в социальных сетях.

 

Исследование проводилось на базе интернет ресурсов (Вконтакте, Twitter, Facebook, ask.fm, Instagram) в 2014 и в 2016 году. Общий объем эмпирической выборки составил 171 человек. Выборка уравнивалась по гендерному признаку (женский пол - 94 и мужской пол - 77) и элиминировалась по возрастным (возраст от 14 до 17 лет), социально-статусным основаниям (являющихся на момент исследования учащимися средних образовательных школ (СОШ) и по языковым факторам (осуществление коммуникации на русском языке), и факторам активности в социальных сетях (использование не менее 3 социальных сетей, не реже одного раза в сутки).

 

В    качестве методики исследования, был выбран тест «Кто я?» Куна М. и МакПартленда Т. (модификация Румянцевой Т.В.).

 

Результаты исследования.

 

Формулируя эмпирическую задачу изучения особенностей ролевой структуры коммуникативного поведения подростков в условиях не опосредованной реальности и социальных сетей, были изучены критерии статусно-ролевой структуры коммуникативного поведения: диапазон ролей, иерархия ролей, качество ролей, идентификационные характеристики ролевой структуры, статус в социальных сетях. Решая эмпирическую задачу, социальные роли были дифференцированы на области реализации: социальное Я, коммуникативное Я, материальное Я, физическое Я, перспективное Я, рефлексивное Я, деятельностное Я (Кун М.).

 

Ролевая идентификация подростков анализировалась по двум направлениям: в условиях не опосредованной реальности и в условиях социальных сетей. Испытуемые давали ответ на два вопроса: «кто я?» и «кто я    в социальных сетях?». Были сформулированы выводы относительно основных областей идентификации в ролевой структуре подростков относительно не опосредованной реальности и относительно социальных сетей.

 

Результаты оценки ролевой идентификации подростков в не опосредованной реальности за 2014 и 2016 года через семь областей реализации, представлены на рисунке 1.

 

Рис.1. Долевое распределение оценок ролевой идентификации подростков в неопосредованной реальности за 2014 г. и 2016 г. (%)

 

 

Процентное распределение ролевой идентификации подростков в не опосредованной реальности за 2014 г. относительно однородно. Ведущими социальными ролями подростков в не опосредованной реальности являлись роли в рамках ролевой идентификации: перспективное Я (28%), физическое Я    (25%), социальное Я (17%).

 

Таким образом, в 2014 году в не опосредованной реальности у подростков отмечался недостаточный уровень сформированности представлений о ролевой структуре коммуникативного поведения. В не опосредованной реальности подростки, по большей части, реализовали свои социальные роли через области ролевой идентификации: перспективное Я, физическое Я, социальное Я. Перспективное Я и физическое Я, как преобладающие социальные роли в ролевой структуре коммуникативного поведения, не дают подростку в полной мере реализовать себя в не опосредованной реальности, а значит, нуждаются в дополнительных способах реализации. Основными областями ролевой идентификации подростков в 2016году в    не опосредованной реальности являются области: социальное Я (34%), коммуникативное Я (15%), деятельное Я (17%).

 

Таким образом, в неопосредованной реальности у подростков отмечается достаточный уровень сформированности представлений о ролевой структуре коммуникативного поведения.

 

В динамике отмечается увеличение общего числа подростков с ведущей ролевой идентификацией – социальное Я (увеличение на 17%). Социальное Я является областью зрелого ролевого поведения. В рамках социального Я, у подростка складывается представление о себе, как о личности, имеющей определенные связи с социальным окружением, обладающей определенным статусом и перспективами, имеющей определенный набор характерологических, физических и психологических особенностей.

 

Подростки, выбирающие социальное Я в качестве ведущей области ролевого поведения, зачастую обращены в объективную реальность и реализуют свои социальные потребности в соответствии с нормами этой реальности.

 

Результаты оценки ролевой идентификации подростков в социальных сетях за 2014 и 2016 года через семь областей реализации, представлены на рисунке 2.

 

 

Рис. 2. Долевое распределение оценок ролевой идентификации подростков в социальных сетях за 2014 г. и 2016 г. (%)

 

 

Основными областями ролевой идентификации подростков в социальных сетях на 2014 г. являлись области: коммуникативное Я (41%), рефлексивное Я (21%) и физическое Я (12%). В 2016 г. для подростков в  социальных    сетях,    наиболее    значимы    социальные    роли    из    областей: социальное Я (32%), коммуникативное Я (14%), деятельное Я (31%).

 

Полученные результаты свидетельствуют о том, что в социальных сетях подростки реализуют социальные роли из тех же областей ролевой идентификации, что и в не опосредованной реальности. Процентное соотношение реализации ролей из областей ролевой идентификации примерно равное, исключая деятельное Я, которое в социальных сетях является более значимым для подростков. Делаем вывод, что подростки приходят в социальные сети для реализации нереализованных социальных ролей в не опосредованной реальности.

 

В динамике отмечено: снижение коммуникативного Я на 27%, увеличение социального Я на 26%, увеличение деятельностного Я на 21%, снижение перспективного Я на 17%.
Социальное Я в социальных сетях выражается в осознании подростками своей принадлежности к определенной социальной сети или к определенным группам людей. Для подростков высоко значимы роли принадлежности к группам по интересам и к конкретным людям.

 

Деятельное Я в социальных сетях проявляется в активной авторской деятельности подростка, которая определяется его вкладом в расширение информационного контента социальных сетей (фото и видео материала, текстового материала и т.п.).

 

 

Выводы.

 

 

Коммуникативное поведение подростков в социальных сетях реализуется в непосредственном контакте с большой социальной группой социальных сетей. Группа не заинтересована в отдельном пользователе, как единице, и не ставит себе задачи познания его, как личности. Группы ориентированы на количество членов, а не на их качество. Они выделяют лишь тех пользователей, которые имеют определенный статус в социальных сетях (популярный блогер, интернет-звезда, администратор группы и т.п.). В виду этого, пользователи выделяют и подчеркивают только те роли, которые являются значимыми в социальных сетях, и исключают роли не опосредованной реальности, которые не имеют значимости в социальных сетях.

 

В    динамике за 2014-16 гг. у подростков в не опосредованной реальности отмечается: увеличение осознанности своего социального Я, представлений о себе, как о личности, имеющей определенные связи с социальным окружением, обладающей определенным статусом и перспективами, имеющей определенный набор характерологических, физических и психологических особенностей.

 

В динамике за 2014-16 гг. у подростков в социальных сетях отмечается: увеличение осознания своей принадлежности к определенной социальной сети или к определенным группам людей; увеличения активной авторской деятельности подростка, которая определяется его вкладом в расширение информационного контента социальных сетей (фото и видео материала, текстового материала и т.п.).

 

Ролевая структура коммуникативного поведения подростка на 2014 год была не сформирована, не было представлений о социальных ролях социальных сетей, и самих четких ролей практически не было. За год ролевая структура коммуникативного поведения подростков полностью изменилась, появились социальные роли с четкими правами и обязанностями для носителя роли, появилась иерархия социальных ролей, прежние социальные роли изменили свою значимость в социальных сетях.

 

Но основным изменением в социальных ролях социальных сетях стало то, что социальные роли социальных сетей вышли за рамки виртуальной реальности и обрели свою значимость и ценность в не опосредованной реальности.
 

 

 

1.    Козлова Н.С., Сушков И.Р. Взаимосвязь социально-психологических качеств и базовых потребностей, процессов, реализиуемых личностью в интернет-среде//Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета, 2014. - № 4 (32). - С. 303-307.

2.    Лысенко С.А. Взаимодействие устной и письменной формы существования языка в интернет-коммуникации: Дис. ... канд. филол. наук. Воронеж, 2010. –24с.

3.    Самосват О.И., Никишина В.Б. Особенности коммуникативного поведения подростков под влиянием поиска социального одобрения в социальных сетях // Риски в изменяющейся социальной реальности: проблема прогнозирования и управления: мат. междунар. науч.-практ. конф. (г. Белгород, 19-20 ноября 2015 г.) / отв. ред. Ю.А. Зубок. – Воронеж: ООО «ПТ», 2015. – С.149-156. 4.

4.    Adobe Social - http://www.adobe.com/ru

5.    Angel Relation Group - http://a-rg.com

Сведения об авторах
Хахутадзе Н. М.,
НИУ БелГУ аспирант кафедры общей и клинической психологии miss.litl@mail.ru 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, Российская Федерация
Самосват О. И.,
ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России (КГМУ) аспирант кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии 305041, г. Курск, ул. К. Маркса, 3, Российская Федерация
Марадзе Л. М.,
ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России (КГМУ) аспирант кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии 305041, г. Курск, ул. К. Маркса, 3, Российская Федерация