ISSN 250-3585 peer-reviewed open access journal
|
RUS | ENG
О ЖУРНАЛЕ РЕДАКЦИЯ ЭТИКА АВТОРАМ РЕЦЕНЗЕНТАМ КОНТАКТЫ
N 4 (25) 2020
Дата выхода номера: 29.12.2020
Сбор статей открыт до 01.11.2020
N 2 (23) 2020
Дата выхода номера: 29.06.2020
Сбор статей завершён
Выпуски журнала
Педагогические науки
От техногенного общества к истокам природоподобных технологий

Баксанский О. Е.

УДК: 378:502.11
BBK: 20.18
Статья получена: 16.05.2017
Статья принята к печати: 21.06.2017
Статья вышла в свет: 14.04.2020
Аннотация Полный текст Литература Об авторах

 

 

 

Истоки формирования концепции техногенного общественного развития (как дополняющей идеи постиндустриальной теории) восходят к трудам, написанным в конце ХХ в. и посвященным научно-техническому развитию индустриального социума. В последующие годы наиболее полное обоснование эта теория получила в работах Э.С. Демиденко и Е.А. Дергачевой, представителей научно-философской школы исследований социально-техногенного развития мира, которые подчеркивают, что изучение «индустрии» социально-экономических отношений не позволяет строить стратегических прогнозов глобальных взаимосвязанных изменений в обществе и биосфере. Поэтому они расширяют понимание осуществляемых социальных изменений, подчеркивая, что глобализирующееся техногенное социальное развитие приводит к распространению искусственной среды жизнедеятельности населения (техносферы) преимущественно в городах, нарастанию переходных трансформационных социоприродных процессов. С учетом специфики направленности искусственного развития социумов Е.А. Дергачева вносит уточнения в существующую терминологию, вводит и обосновывает новые понятия «индустриально-техногенное», «постиндустриально-техногенное общества», что позволяет расширить возможности философских и научных исследований современных мировых процессов. Как продолжение теории социально-техногенного развития в ее исследованиях формируется новое направление в изучении международной глобалистики – социотехноприродная глобализация, осуществленной на основе изучения процессов интегрированного развития социума, биосферы и искусственного мира, установления новых взаимосвязанных закономерностей развития мира. Такой принципиально новый подход к анализу социальных трансформаций позволяет осознать необходимость развития междисциплинарных научных исследований в мире и России с целью формирования адекватной реалиям программы устойчивого коэволюционного развития.

Ключевые слова: <p> </p> <p> </p> <p>техногенное общество, техногенная рациональность, социально-техногенное развитие, социотехноприродные процессы.</p>

 

 

В настоящее время в отечественной философской и обществоведческой литературе набирает популярность теория техногенного социального развития, которая выступает альтернативой, дополняет и развивает широко известную зарубежную социологическую концепцию постиндустриализма, предложенную Д. Беллом в 60-х годах прошлого века. Истоки формирования концепции техногенной цивилизации (общества) восходят к рубежу 80-90-х годов прошлого века [19]. В последующие годы наиболее полное обоснование эта теория получила в работах Э.С. Демиденко (1993, 2001) и Е.А. Дергачевой (2005, 2011) [1; 2; 3; 15; 18]. В начале 2000-х годов под руководством профессора Э.С. Демиденко при Брянском государственном техническом университете сформировалась научно-философская школа исследований социально-техногенного развития мира. Ученые школы являются представителями разных наук и на значительном статистическом и социологическом материале занимаются изучением процессов и проблем трансформирующего воздействия техногенного общества и создаваемой им искусственной среды жизни (техносферы) на социальный организм и естественную природу (биосферу), что ведет к распространению социально-техногенного развития в мире [20].

 

В центр внимания идеологов концепции постиндустриального (и информационного) общества были поставлены вопросы научно-технического прогресса, изменяющихся социально-экономических отношений и занятости населения в процессе усложнения технико-технологического способа производства и развития наукоемкой сферы общественной жизни во второй половине ХХ века. Сторонники этой теории связывали надежды решения многих экономических и социальных проблем с развитием науки и техники, в то же время они оставляли в определенной изоляции последствия технократического развития и его влияния на общество, человека и природу. Поэтому данные теории не могли претендовать на всестороннее объяснение закономерностей социального и социально-природного развития. Хотя формально концепция постиндустриализма отражала тенденции сложнейших процессов в социальной структуре общества. Однако, будучи сугубо социологической теорией, она не учитывала того, что само общество развивается в системе более высокого уровня – биосфере, подчиняется ей и является подсистемой более сложной системы.

 

В социальной философии принимают данную концепцию, рассматривая ее, наряду с марксистской теорией, как основополагающую и характеризующую весь спектр взаимоотношений в капиталистическом социуме. Из этих теорий негласно следовал вывод о том, что биосфера (естественная природа) – это всего лишь окружение, с которым вступает во взаимодействие социум. Развитие общества осуществляется на основе социальных законов, что широко изучается общественными науками, а эволюция природы – на основе природно-биологических, что исходно является предметом исследований естественных наук. Отсюда и выводы о коэволюционном развитии общества и биосферы как о двух независимых, но взаимодействующих системах. На эту односторонность постиндустриальной и марксистской концепций обратили внимание исследователи социально-техногенных процессов Э.С. Демиденко и Е.А. Дергачева, подчеркивая, что изучение «индустрии» социальных отношений, включая и экономическое развитие, не позволяет строить стратегических прогнозов глобальных взаимосвязанных изменений в обществе и биосфере [2; 3; 4].

 

Глобализирующееся техногенное социальное развитие приводит к распространению искусственной среды жизнедеятельности населения преимущественно в городах, причем к существенным последствиям расширения искусственных процессов относится нарастание экологических кризисов. Но эти и другие тенденции интегрированного социотехноприродного развития мира не являются содержанием тематики теорий постиндустриализма. На ограниченность сугубо «индустриального» взгляда на мир указывает и достаточно обоснованная критика теорий информационного общества в зарубежной литературе [3].

 

Неудовлетворенность полнотой прогнозов, предлагаемых различными теориями общественного развития, особенно постиндустриальной, обусловливает необходимость поиска исследователями новых объяснительных схем распространения на планете постземледельческих отношений и обоснования новых концепций, отражающих реалии совместной эволюции общества и трансформируемой им природы. На рубеже XX–XXI веков отечественные философы обращают свое внимание на интерпретацию концепций ноосферы и техногенной цивилизации, восходящих в своих основах к трудам В.И. Вернадского и Н.А. Бердяева начала ХХ века. Дополнение их взглядов сводится к изучению этапов усложняющихся социоприродных взаимосвязей в условиях современных научно-технических преобразований.

 

Необходимость уточнения и расширенного представления концепции техногенного общества в исследованиях возникла ввиду того, что большинство философов и ученых вслед за В.С. Степиным, который ввел в философский и научный оборот понятие техногенной цивилизации, сосредотачивали свое внимание на индустриальной и научно-технической проблематике развития общества и не рассматривали прогрессирующие в ходе техногенного социального развития переходные процессы, обусловленные ими негативные воздействия на трансформации в обществе и природной среде. Поэтому в исследованиях Е.А. Дергачевой были обоснованы понятие «техногенность» и родственные ему термины, что является центральной тематикой научно-философской школы социально-техногенного развития мира [4; 15; 18]. Как подчеркивает Е.А. Дергачева, «техногенность (как объективный процесс) – это расширяющиеся по планете многоаспектные интеграционные взаимодействия компонентов техносферы (искусственного вещественно-предметного и полевого мира, его составляющих – ксенобиотиков и других синтетических соединений) с социальными и природными процессами, а также последствия таких интеграций. Усложнение техногенности находит отражение в глобализации техногенного общества, ведущей к трансформации и даже деградации биосферы» [4, с.46].

 

Согласно ее исследованиям, современное техногенное (индустриальное и постиндустриальное) общество представляет собой систему, основными элементами которой являются социум, созданная им техносфера и регион биосферы, в рамках которого они существуют и на который оказывают воздействие. В отличие от большинства исследователей, которые рассматривают развитие современного общества с точки зрения происходящих изменений в общественном хозяйстве и сфере услуг, внимание Е.А. Дергачевой сконцентрировано на развитии в техногенном обществе техносферы и ее воздействии на характер социально-экономических и биосферно-природных процессов [17].

 

Для исследования совокупности взаимосвязанных, взаимообусловливающих и взаимоусиливающих друг друга экономической, научной и технико-технологической рациональностей, комплексное воздействие которых на социоприродное развитие приводит к противоречивым последствиям, Е.А. Дергачевой было введено понятие «техногенная рациональность». Техногенная рациональность (как содержательная характеристика техногенного общества) возникает на рубеже ХIХ-ХХ веков в ходе индустриальной трансформации западноевропейского капиталистического общества и цивилизации в целом. Противоречивость рыночной техногенной рационализации общества и природного мира заключается в том, что она, с одной стороны, способствует коренному, качественному улучшению условий жизнедеятельности, а с другой стороны, это происходит за счет беспощадной эксплуатации и деградации биосферы [5; 15]. Если в развитых капиталистических странах рационализация общественного устройства была направлена на повышение экономической эффективности научно-технических решений, то в странах индустриального социализма, отстаивающих неэкономические приоритеты, был взят курс на улучшение социальных показателей жизнедеятельности. Однако в ходе техногенного развития ни те, ни другие страны не смогли избежать «кризисов техногенности» – ухудшающихся параметров социоприродного бытия, поскольку социалистические страны в соревновании с развитыми капиталистическими вынуждены были принимать для преодоления отставания навязываемый им технократизм. Соответственно, как считает автор, разработка концептуальной гуманной рациональности социоприродного развития, представляющей собой комплекс экологической, этической и социальной рациональностей, должна лечь в основу программы устойчивого развития и преодоления негативных тенденций техногенной рационализации [8].

 

Для изучения становления и развития техногенной рациональности, а также процессов перехода общества на новую цивилизационную, экономическую и социоприродную ступень развития Е.А. Дергачевой было введено понятие «техногенная модернизация». Период техногенной модернизации включает в себя три основных этапа: прединдустриальный, индустриальный и постиндустриальный. Первый этап прединдустриальной модернизации (ХVI-ХVIII вв.) в Европе характеризуется как время генезиса значительных революционных изменений в социально-экономической, научной и технико-технологической сферах жизни общества. Именно технико-технологическая рациональность прединдустриального периода инициировала вначале переход от ремесленного производства к мануфактурному, затем коренные, качественные изменения в мануфактурном производстве. Это, в свою очередь, привело к зарождению и становлению новой капиталистической формации как особой формы постаграрного, индустриального общества, формированию рыночной экономики и науки. Второй этап техногенной модернизации (конец XVIII – середина XX в.) – индустриальный – сопровождался революционным переходом от мануфактурного к фабричному производству и развитием промышленного способа производства общественной жизни. Третий этап техногенной модернизации – постиндустриальный – начался с середины ХХ века. В 70-е годы ХХ века информационная революция ознаменовала наступление нового этапа научно-технической революции, переход наиболее развитых стран к постиндустриальному этапу своего развития с сопутствующими трансформациями в природе [15, с.95-110].

 

С целью продолжить принятую в мире терминологию общественных систем, но вместе с тем выделить специфику их искусственного развития и новые черты, которые пока что упускаются из виду философами, социологами, экономистами и другими учеными, в своих работах (2009) [12, c.53-56] Е.А. Дергачева вводит и обосновывает новые понятия общественных систем: «индустриально-техногенное общество», «постиндустриально-техногенное общество». Эти понятия отражают явления существенного усиления техногенности в постиндустриальном обществе, где активно развивается наукоемкий сектор и конвергентные НБИКС (нано-, био-, информационные, когнитивные, социальные) технологии. При этом следует учитывать, что постиндустриализм (и информационное развитие как его характеристика на данном этапе) вслед за индустриализмом является стадией усложнения и расширения такого развития [4].

 

В индустриально-техногенном обществе, подчеркивает исследователь, формируются и качественно совершенствуются в направлении увеличения масштабов и мощностей наука, техника, техносфера (сфера тяжелого машиностроения и ее инфраструктура – транспортные сети и урбанизированные поселения), которые оказывают воздействие на социально-экономические и природные процессы, создают внутренне более интегрированные национальные сообщества. Происходит не просто постепенная индустриализация экономики на основе совокупных научно-технических производительных сил, а коренное изменение самого характера социально-экономических, технологических, биологических связей и становление искусственных условий жизнедеятельности общества [4, с.74-80].

 

Биотехнологическая  революция (с 1980-х гг.) положила начало технологическим манипуляциям с природными объектами, то есть производству техногенно измененных биосферных организмов. Это соответствовало углублению процессов техногенного изменения природы и самого человека, распространению наукоемких технологий в аграрной сфере, расширению числа стран, входящих в глобальный индустриально-техногенный пояс. Хозяйствующий социум начал целенаправленно воспроизводить техногенность в форме трансформации биосферно-биологической жизни. Все это сформировало планетарное технологическое единство процессов техносферы, ориентированных на потребности рынка. Индустриальный характер развития не исчезает в постиндустриально-техногенном обществе, а совершенствуется, рационализируется и даже заметно усиливается на основе постоянного внедрения научных знаний и новейших технологий не только в производство, но и во все сферы общественной жизни, приводя к пространственному расширению техносферы, сужению биосферы и ее основы – почвенного покрова. Хотя занятость в сфере производства заметно сокращается, но фундаментом позднеиндустриального развития остается индустрия (макро- и микротехнологии). Таким образом, в исследованиях Е.А. Дергачевой и других авторов постепенно складывается уточняющая индустриализм и постиндустриализм теория глобального техногенного социоприродного развития, опираясь на которую (в числе других теорий) более продуктивно исследовать современные мировые процессы [14].

 

Как отмечает Е.А.Дергачева, именно техногенность эволюции общества и природы интегрирует в себе всю совокупность происходящих в XVIII–XXI веках трансформаций перехода от биосферной системы человеческой жизни к общепланетарной техногенной социоприродной (т.е. социотехноприродной), во многом постбиосферной, ее ускоренной технологизации и индустриализации. При этом фазы индустриализма и постиндустриализма являются лишь промежуточными этапами поступательного глобализирующегося социально-техногенного развития, который заключается в расширенном применении научно-технических достижений в производстве, обществе и их влиянии на природу. Такой переход от индустриализма через постиндустриализм ведет к предельно искусственной системе, то есть установлению господства искусственного над социальными и биологическими процессами. Таким образом, техногенность современной эволюции социумов является более широким основанием для философского исследования осуществляемых трансформаций на различных ступенях социально-техногенного развития. 

 

Как продолжение теории техногенного общественного развития особое место занимает в ее исследованиях формирование нового направления в изучении глобалистики – социотехноприродной глобализации, осуществленной на основе системных исследований интегрированного развития социума, биосферы и искусственного мира [12]. Е.А. Дергачева совершенно справедливо считает, что «следует истолковывать понятие, отражающее явление глобализации, в узком (социологическом) и широком (социально-философском, во многом междисциплинарном) смыслах соответственно: как социально-исторический процесс формирования мировой цивилизации на основе либерально-экономических рыночных отношений и как исторический социоприродный процесс становления социально-техногенного мира» [4, c.223-224; 11]. Широко используемый исследователями системный подход имеет ограниченную трактовку и пока упускает из виду проблематику социально-техногенного развития мира. В своих работах Е.А. Дергачева преодолевает такую ограниченность понимания мировых общественных процессов, учитывая складывающиеся отношения между подсистемой (обществом) и системой более высокого уровня (биосферой) [6], что подтверждается исследованиями отдела биофилософии Института философии РАН.

 

Разрабатывая новую концепцию глобализации, она выявляет ее сущностные характеристики, которые заключаются в том, что направляемые рациональностью рынка взаимосвязи между глобализирующимся техногенным обществом, создаваемой им техносферой и трансформируемой природой приводят к взаимопроникновению социально-экономического, техносферного и природно-биологического развития [9]. В результате современной глобализации складываются мегатенденции современного социо-эколого-экономического развития, а в более общем плане – изменяется характер эволюции жизни на Земле с естественной природной на техногенную социоприродную [10]. В ходе планетарной системной эволюции элементы искусственного мира интегрируются в процессы развития общества, человека и природы. Как следствие, формируются техногенные (биотехнологические) формы жизни, происходит становление глобальной техногенной среды жизнедеятельности людей и свойственного ей образа жизни [7]. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что изучение основополагающих характеристик современной экономики, определяемых технократическим характером глобализации, возможно именно в рамках междисциплинарных научных исследований в мире и России. Это позволит сформировать программу устойчивого развития, отвечающую современным реалиям [13].

 

Такое понимание глобализации как процесса социотехноприродного развития мира представляет собой принципиально новый подход к анализу данного феномена, что позволяет нам оценивать ее идеи как становление новой парадигмы в социальной философии, социологии, экономике, экологии и других общественных науках. Складывающаяся в результате взаимодействия социальных, искусственных и природно-биологических процессов планетарная техногенная социоприродная система формирует новые интегрированные закономерности развития мира, поскольку глобализирующаяся техносфера становится новой оболочкой земной биологической жизни взамен существовавшей тысячелетиями биосферной системы жизни [16]. Идущий эволюционный переход жизни от биосферной к постбиосферной вследствие современного глобализирующегося техногенного социального развития пока не осознается ни философией, ни наукой.

 

 

1. Демиденко Э.С. Техногенное общество // Глобалистика: Энциклопедия. М.: «Радуга», 2003. С.1000-1001.

 

2. Демиденко Э.С., Дергачева Е.А. Социально-философский анализ становления и развития концепции техногенного общества // Современные проблемы науки и образования. 2015. №2. URL: http://www.science-education.ru/131-23481

 

3. Демиденко Э.С., Дергачева Е.А. Техногенное развитие общества и трансформация биосферы. М.: Красанд, 2010. 288 с.

 

4. Дергачева Е.А. Концепция социотехноприродной глобализации: Междисциплинарный анализ. М.: Ленанд, 2016. 256 с.

 

5. Дергачева Е.А. О противоречивости научной и технико-технологической рациональности в техногенном общественном развитии // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». 2006. №1. С.169-179.

 

6. Дергачева Е.А. Особенности глобальной техносферизации биосферы в современную эпоху // Век глобализации. 2014. №1. С.124-132.

 

7. Дергачева Е.А. Особенности формирования глобальной техногенной социоприродной системы взамен биосферной // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 2; URL: http://www.science-education.ru/102-6033

 

8. Дергачева Е.А. От техногенной рациональности к рациональности социоприродного развития // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Философия». 2008. №1. С.12-16.

 

9. Дергачева Е.А. Рациональное и иррациональное в социотехноприродной глобализации // Среднерусский вестник общественных наук. 2009. №4. С.15-20.

 

10. Дергачева Е.А. Современная экономика в условиях социально-техногенного развития мира // Экономика в условиях социально-техногенного развития мира: матер. Междунар. науч. конф. (БГТУ, РАН): в 2 т. Брянск: Изд-во БГТУ, 2016. Т.1. С.17-26; URL: http://feu-bgtu.ru/novosti/184/

 

11. Дергачева Е.А. Социально-философский анализ глобализации // Современные исследования социальных проблем. 2012. №1 (09); URL: http://sisp.nkras.ru/issues/2012/1/dergachyova.pdf

 

12. Дергачева Е.А. Тенденции и перспективы социотехноприродной глобализации. М.: Либроком, 2009. 232 с.

 

13. Дергачева Е.А. Техногенная экономика – вектор искусственности процессов в социуме и биосфере // Современные исследования социальных проблем. 2012. №4 (12); URL: http://sisp.nkras.ru/e-ru/issues/2012/4/dergacheva.pdf

 

14. Дергачева Е.А. Техногенное общество и природа в процессах глобализации // Социология. 2010. №1. С.108-116.

 

15. Дергачева Е.А. Техногенное общество и противоречивая природа его рациональности. Брянск: Изд-во БГТУ, 2005. 219 с.

 

16. Дергачева Е.А. Техногенность в глобализации социума и биосферы // Современные исследования социальных проблем. 2012. №5 (13); URL: http://sisp.nkras.ru/e-ru/issues/2012/5/dergacheva.pdf

 

17. Дергачева Е.А. Технократизм в глобализации техногенной общественной системы // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 3; URL: http://www.science-education.ru/103-6430

 

18. Дергачева Е.А. Философия техногенного общества. М.: Ленанд, 2011. 216 с.

 

19. Степин В.С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации // Вопросы философии. 1989. №10. С.3-18.

 

20. Трифанков Ю.Т., Дергачев К.В. Обзор трудов ученых Брянской научно-философской школы исследований социально-техногенного развития мира и жизни // Научное обозрение. Реферативный журнал. 2016. № 6. С. 90-111. URL: http://abstract.science-review.ru/ru/article/view?id=1810

 

21. Баксанский О.Е. Философия, образование и философия образования// Педагогика и просвещение, 2012, № 2, сс. 6-19.

 

22. Баксанский О.Е. Методологические основания модернизации современного образования// Философия и культура, 2012, № 9, сс. 105-111.

 

Баксанский О. Е.

ФГБУН Институт философии РАН профессор РАН, ведущий научный сотрудник obucks@mail.ru г. Москва, ул. Гончарная, д.12, стр.1., 109240, Российская Федерация доктор философских наук профессор