The Collection of Humanitarian Studies. Electronic scientific journal

Коллекция гуманитарных исследований

УДК: 159.923.2:616

bbk: 88.531

Петраш Е.А.Бахмет А.А.Клочкова С.В.Разуваева Т.Н.

ДИСГЕНЕЗ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ПРИ СОМАТИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ


 

 

В статье представлен анализ генеза социальной идентичности в континууме «норма-нарушение». Любое нарушение социальной идентичности следует рассматривать как дисгенез. В результате исследования установлено, что диcгенез социальной идентичности вне зависимости от нозологической формы характеризуется гетерогенностью структур в сравнении с нормой. Вне зависимости от вида соматической патологии интегрированность структурной организации обеспечивается на уровне мотивационного компонента в структуре социальной идентичности: у испытуемых с онкологическими заболеваниями базовым качеством является мотивация поддержания жизнеобеспечения; у испытуемых с ампутацией нижних конечностей базовым качеством является мотивация комфортности на уровне мотивационного компонента и ценность самостоятельности на уровне ценностного компонента; у испытуемых, перенесших ишемический инсульт, базовыми качествами являются мотивация общей активности на уровне мотивационного компонента социальной идентичности и простая когнитивная организация на уровне когнитивного компонента.

 

 


Ключевые слова

 

 

 генез, дисгенез, социальная идентичность, соматическая патология.


 

 

 

На основании значительного количества исследований генеза социальной идентичности можно выделить два основных направления: анализ факторов и условий, влияющих на процесс ее формирования, с одной стороны, с другой – структурно-содержательный анализ социальной идентичности отдельных групп (возрастные этапы, профессиональные группы, этнические группы и т.д.). Возрастные факторы формирования социальной идентичности представлены в работах В.И. Слободчикова [8,9], А.И. Нихотиной [7], М.В. Семышева, В.М. Семышевой, Е.А. Андрющенок [10], Г.И. Куцебо, Г.В. Гарбузовой [3], М.В. Ведерниковой [2], L.-C.Girard, J.-B.Pingault, O. Doyle, B. Falissard, R.E. Tremblay [16],T.M. Dumas, M. Maxwell-Smith,J.P. Davis, P.A. Giulietti [14]; семья как фактор формирования социальной идентичности рассматривается в работах Н.В. Лукьянченко [5,6], А.И. Баталина, О.В. Муниной [1], H.-L.F. Eriksen, C. Hvidtfeldt,H.B. Lilleor [15] и др.

 

 

Принимая в качестве методологического основания концепцию социализации Шамионова Р.М. [11-13], процесс формирования социальной идентичности осуществляется в процессе социализации и является одним из значимых ее эффектов, выполняя защитную функцию в отношении социализации через закрепление социальных ценностей, норм, представлений и т.д. Характеристики социализации определяют устойчивость приобретенных социальных норм и других характеристик внутренних инстанций личности, определяющих содержание структурных компонентов социальной идентичности.

 

 

Рассматривая генез социальной идентичности в контексте процесса социализации, Р.М. Шамионов[12,13] указывает на неоднозначность их взаимосвязи. Наличие негативной (нарушенной) идентичности не означает обязательного непринятия ценностей соответствующих социальных групп. При этом, изменения, происходящие в жизни субъекта, взаимодействие с новыми социальными группами, запускают процесс социализации, что, в свою очередь, отражается на внутренних инстанциях личности, составляющих структурные компоненты социальной идентичности [11]. Трансформация структурных компонентов социальной идентичности осуществляется лишь в случае субъективной значимости той социальной общности, в которую включен субъект. Если социальная общность не является значимой для субъекта, то при включении в деятельность данной общности ее социальные нормы и ценности выступают в качестве основы социально-психологической адаптации и являются ситуативными. В связи с этим, процесс социализации может быть либо тотальным (при значимости социальной общности, социальные цели и ценности которой субъект принимает), и в данном случае речь идет о трансформации внутренних инстанций личности; либо избирательным (при незначимости социальной общности, где цели и ценности служат основанием процесса социально-психологической адаптации), не затрагивая при этом глубинный уровень внутренних инстанций[11-13].

 

 

В связи с этим возникает необходимость изучения генеза социальной идентичности с принципиально новой позиции – динамики структурно-содержательных аспектов социальной идентичности с учетом принципа диахронии, являющегося одним из ключевых в понимании изменения социального функционирования личности в случае девиации (ненормативности).

 

 

Организация и методы исследования

 

 

Общий объем выборки составил 355 человек в возрасте 26-54 лет (средний возраст испытуемых составил 34,29±6,18 лет). В экспериментальные группы вошли испытуемые с соматической патологией: в первую экспериментальную группу (Э1) вошли 94 человека с ампутацией нижних конечностей; вторую экспериментальную группу (Э2) составили 37 человек, перенесших ишемический инсульт (I63 «Инфаркт мозга» по МКБ-10); в третью экспериментальную группу (Э3) вошли 37 человек с колостомой (С21 – «Злокачественное новообразование заднего прохода и анального канала» без отдаленных метастаз, перенесших оперативное вмешательство с колостомой» по МКБ-10); четвертую экспериментальную группу (Э4) составили 50 человек с онкогематологическим заболеванием (С91 «Лимфоидный лейкоз» по МКБ-10); в пятую экспериментальную группу (Э5) вошли 30 человек, перенесших мастэктомию (С50 – «Злокачественное новообразование молочной железы» по МКБ-10). Контрольную группу (К) составили 107 испытуемых, имеющих заключение «здоров» по результатам прохождения профилактического осмотра.

 

 

Организация исследования осуществлялась последовательно в несколько этапов. На первом этапе осуществлялась оценка степени выраженности структурных компонентов социальной идентичности (когнитивного, мотивационного, ценностного) у пациентов с соматической патологией. Исследование структурных компонентов социальной идентичности осуществлялось с использованием следующих психодиагностических методик: методика исследования личностной идентичности МИЛИ (Л.Б. Шнейдер); опросник ценностных ориентаций Ш. Шварца; методика диагностики мотивационной сферы личности В.Э. Мильмана; тест репертуарных решеток Дж. Келли. Количественная и качественная оценка полученных эмпирических результатов осуществлялась с использованием методов описательной и сравнительной статистики.

 

 

На втором этапе осуществлялась оценка степени согласованности-рассогласованности структурной организации социальной идентичности по критериям когерентности, дивергентности, организованности структуры. Оценка степени согласованности-рассогласованности структурной организации социальной идентичности осуществлялась с использованием метода корреляционного анализа (r-критерий ранговой корреляции Спирмена, р˂0,05, р˂0,01), расчет коэффициентов когерентности, дивергентности, организованности структуры.

 

 

Третьим этапом осуществлялась оценка меры организованности структурных компонентов социальной идентичности с выделением ведущих и базовых качеств.

 

 

Результаты исследования

 

 

Социальная идентичность при соматической патологии характеризуется диффузно-статусной структурой при высокой рассогласованности структурной организации на уровне простых,  недифференцированных когнитивных конструктов, рассогласованности ценностных ориентаций при снижении общей мотивационной активности (снижении дифференцированности мотивов и мотивации, направленной на поддержание жизнеобеспечения) (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Эмпирические модели структурно-генетической организации социальной идентичности при соматической патологии

 

 

 

Таким образом, нарушения социальной идентичности в ситуации соматического заболевания с внешним дефектом проявляются в снижении социальной активности и ограничении сфер социальных отношений.

 

 

Расчет показателей организованности структуры социальной идентичности при соматических заболеваниях осуществлялся через оценку индексов когерентности и дивергентности, а также расчета коэффициента организованности структуры социальной идентичности на основании полученных значимых взаимосвязей (р≤0,01 и р≤0,05)[4]. Анализируя полученные результаты, установлено превышение значений показателя дивергентности над значениями показателя когерентности, что свидетельствует о дезинтегрированности структурной организации социальной идентичности по всем нозологическим группам (рис. 2).

 

 

Рис.2. Гистограмма значений коэффициентов организованности структуры социальной идентичности при соматической патологии

 

 

Структурная организация социальной идентичности характеризуется снижением степени организованности при соматической патологии в сравнении с группой нормы.

 

 

Вне зависимости от вида соматической патологии интегрированность структурной организации обеспечивается на уровне мотивационного компонента в структуре социальной идентичности: у испытуемых с онкологическими заболеваниями (испытуемых с колостомой, испытуемых, перенесших мастэктомию, испытуемых с онкогематологическим заболеванием) базовым качеством является мотивация поддержания жизнеобеспечения; у испытуемых с ампутацией нижних конечностей базовым качеством является мотивация комфортности на уровне мотивационного компонента и ценность самостоятельности на уровне ценностного компонента; у испытуемых, перенесших ишемический инсульт, базовыми качествами являются мотивация общей активности на уровне мотивационного компонента социальной идентичности и простая когнитивная организация на уровне когнитивного компонента. На качественном уровне вне зависимости от вида соматической патологии выявлена статистически достоверная однородность (гомогенность) структур социальной идентичности (таблица 1).

 

 

Таблица 1.

 

Мера организованности коррелограмм структурных компонентов социальной идентичности, ведущие, базовые качества

при соматопатологии

 

 

Группы

ИКС

ИДС

ИОС

Ведущие качества

Базовые качества

Испытуемые с колостомой

12

15

-3

Ценность самостоятельности на уровне ценностного компонента

Мотивация поддержания жизнеобеспечения на уровне мотивационного компонента

Испытуемые, перенесшие мастэктомию

11

14

-3

Ценность самостоятельности на уровне ценностного компонента

Мотивация поддержания жизнеобеспечения на уровне мотивационного компонента

Испытуемые с онкогематологическим заболеванием

10

12

-2

Ценность безопасности на уровне ценностного компонента

Мотивация поддержания жизнеобеспечения на уровне мотивационного компонента

Испытуемые с ампутацией нижних конечностей

13

16

-3

Ценности традиций и доброты на уровне ценностного компонента

Мотивация комфортности на уровне мотивационного компонента; ценности самостоятельности на уровне ценностного компонента

Испытуемые, перенесшие ишемический инсульт

9

11

-2

Простые когнитивные конструкты на уровне когнитивного компонента

Мотивация общей активности на уровне мотивационного компонента; простые когнитивные конструкты на уровне когнитивного компонента

 

Условные обозначения: ИКС – индекс когерентности структуры; ИДС – индекс дивергентности структуры; ИОС – индекс организованности структуры.

 

 

 

Выводы

 

 

Выявленные в результате исследования особенности трансформации структурной организации социальной идентичности в континууме «норма–нарушение» выступает в качестве эмпирической аргументации принципиально новой позиции в понимании генеза социальной идентичности: при различных соматических нарушениях происходит процесс обратного развития (дисгенеза). Любая патология, любое нарушение социальной идентичности следует рассматривать как дисгенез. Генез и дисгенез социальной идентичности подчиняются одним и тем же закономерностям как системогенеза, так и метасистемогенеза, которые составляют диалектическое единство.

 

 

Таким образом, диcгенез социальной идентичности вне зависимости от нозологической формы характеризуется гетерогенностью структур в сравнении с нормой. При этом нарушение социальной идентичности при соматической патологии (испытуемые с колостомой, испытуемые, перенесшие мастэктомию, испытуемые с онкогематологическим заболеванием, испытуемые с ампутацией нижних конечностей, испытуемые, перенесшие ишемический инсульт) проявляется в статистически достоверной гомогенности структур социальной идентичности.

Сведения об авторах

Петраш Е.А.

ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России (КГМУ)

доцент кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии

petrash@mail.ru

305041, г. Курск, ул. К. Маркса, 3, Российская Федерация

кандидат психологических наук


Бахмет А.А.

ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России

профессор кафедры анатомии человека

anastasbakhmet@mail.ru

125009, ул. Моховая, д. 11, корп. 10, г. Москва, Российская Федерация

доктор медицинских наук

профессор


Клочкова С.В.

ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России

профессор кафедры анатомии человека

125009, ул. Моховая, д. 11, корп. 10, г. Москва, Российская Федерация

доктор медицинских наук

профессор


Разуваева Т.Н.

ФГАОУ ВПО НИУ «Белгородский государственный университет» (НИУ БелГУ)

зав. каф. общей и клинической психологии

308015 ул. Победы, 85, Белгород, Российская Федерация

доктор психологических наук

профессор



Литература

 

 

1.    Баталин А.И. Формирование социальной идентичности индивила посредством института семьи / А.И. Баталин, О.В. Мунина// В сборнике: современная наука: теоретический и практически взгляд, сборник статей Международной научно-практической конференции: в 4-х частях. – 2016. – С. 197-199.

 

2.    Ведерникова М.В. Формирование социальной идентичности подростков школьного возраста / М.В. Ведерникова // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2016. – № 6-7. – С. 34-37.

 

3.    Гарбузова Г.В. Профессиональная идентичность студентов как объект психолого-педагогического анализа / Г.В. Гарбузова, Г.И. Куцебо // Личность в профессионально-образовательном пространстве : материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции, 25 ноября 2015г., г. Екатеринбург / Рос. гос. проф.-пед. ун-т. – Екатеринбург, 2015. – С. 15-21.

 

4.    Карпов А.В. Психология сознания: Метасистемный подход / А.В. Карпов. – М. : РАО, 2011. – 1888 с. 

 

5.    Лукьянченко Н.В.  Семейная идентичность супругов на этапе перехода от молодой семьи к зрелой / Н.В. Лукьянченко //Сибирский педагогический журнал. – 2010. – № 9. – С. 283-294.

 

6.    Лукьянченко Н.В. Особенности семейной идентичности женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы / Н.В. Лукьянченко, Е.А. Новикова // Прикладная юридическая психология. – 2011. – № 3. – С. 78-85.

 

7.    Нихотина А.И. О формировании идентичности подростков в социальных сетях / А.И. Нихотина// Народное образование. – 2015. – № 1. – С. 178-181.

 

8.    Слободчиков В.И. Прикладная антропология в педагогике А.С. Макаренко / В.И. Слободчиков// Социальная педагогика, 2013. – № 4. – С.14–20.

 

9.    Слободчиков В.И. Психология развития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе / В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев. – М. : ПСТГУ, 2014. – 540 с/

 

10.    Формирование социально-профессиональной идентичности студентов в условиях современного профессионального образования / М.В. Семышев [и др.] // Международный научный журнал. – 2016. – № 1. – С. 90-97.

 

11.    Шамионов Р.М. О некоторых эффектах социализации личности в контексте системно-диахронического подхода / Р.М. Шамионов // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4. – С. 585.

 

12.    Шамионов Р.М. Социальная психология личности: проблемы и перспективы / Р.М. Шамионов // Известия Саратовского университета. Новая серия. Акмеология образования. Психология развития. – 2014. – Т. 3. – № 3. – С. 236-241.

 

13.    Шамионов Р.М. Ценностные отношения и гражданская идентичность молодежи / Р.М. Шамионов, А.П. Аренков  // Человек. Сообщество. Управление. – 2016. – Т. 17. – № 3. – С. 35-48.

 

14.    Dumas T.M. Lying or longing for likes? Narcissism, peer belonging, loneliness and normative versus deceptive like-seeking on Instagram in emerging adulthood / Т.М. Dumas, М. Maxwell-Smith, J.P. Davis, Р.А. Giulietti // Computers in Human Behavior. – 2017 – Vol. 71. – Р. 1-10.

 

15.    Eriksen H.-L.-F. Family Disruption and Social, Emotional and Behavioral Functioning in Middle Childhood / H.-L.-F. Eriksen, СHvidtfeldt, Н.В. Lilleоr // Journal of Child and Family Studies. – 2017 – № 26 (4). – Р. 1077-1089.

 

16.    Girard L.-C. Expressive language and prosocialbehaviour in early childhood: Longitudinal associations in the UK Millennium Cohort Study / L.-C. Girard [et al.] // European Journal of Developmental Psychology. – 2017 – № 14 (4). – Р. 381-398.